О нас

СЕВАН

Озеро Севан- это яркая синь, фантастический аквамарин среди рыжих и огненных скал Армении. Когда-то это было не единственное наше озеро. Когда-то, как светло-голубые глаза Армении, сияли Ван и Урмия и наши предки приникали к их водам своими горячими устами. Теперь армяне хранят в памяти жажду о светлых водах своих озер, которых не дано им больше испить…

Зато свежий, пьянящий ветер Севана всегда был и остается с нами!

Самое младшее из трех озерных сестер, оно и самое красивое и яркое. Какие только краски не пытались к нему подобрать: синее, фиолетовое, бирюзовое, аметистовое. Всего и не перечислишь…

                                                                                       В хрустальной чистоте горного воздуха, на высоте двух тысяч метров над уровнем моря, воды озера возникают перед путником, как голубой мираж.Ну а мы, армяне,

назвали озеро Севаном, то есть Черным.

                                                                                    Не правда ли странно? Почему одни видят его голубым, бирюзовым, ультрамариновым, а другие упрямо твердят: сев, сев, сев… Черное оно, черное… Может в Севане есть что-то зловещее, страшное? Ничего подобного…  В нем водится только радужная нежная форель, да отражаются в водах прекрасные храмы, в которых невольно приходит молитва на уста.

Мы восхищаемся своим Севаном и шепчем восторженно: сев, сев, сев! Ибо черный цвет- наш любимый цвет, наш самый лучший, самый нарядный цвет.

В пурпурные мантии одело своих кардиналов католичество. Ослепляют блеском красно-желтой парчи рясы высоких санов греко-православной церкви. А у армянского духовенства не только простые священники, но и патриархи облачены в черный муар.

Нет в армянских храмах ни многоцветия готических витражей, ни изумрудных изразцов мечетей. Самый лучший торжественный наряд наших храмов- черный камень.

Армянский народ никогда не видел перелива чужих морей и океанов. У него одна вода, одно озеро… Но это глубокая вода, и народ обозначил ее черным цветом.

Какая божественная мудрость подсказала нам утолять свою жажду черным цветом? Не разбрасываться, не размениваться, не подражать. Наши мудрые предки поняли, что гармония рождается из ограничений. Всего лишь один черный цвет торжествует в армянских храмах, уводя мысли к Богу, но ведь именно в черном небе ночи открывается человеку бездна космоса и звезд.   Не от этой ли любви к черному цвету возникла мрачноватость наших лиц? Мы не улыбчивы как американцы, не беззаботны как русские, не жизнерадостны как итальянцы. Но под черным цветом много тайн! И если вглядеться внимательно, то обнаружится под хмуростью- застенчивость, под угловатостью- мягкость. Из-за темной завесы неприветливости и колючести выглянет и щедрое гостеприимство и бескорыстная доброта.

Мы, армяне, не любим легкости, пестрости, игривости. Такие наши вина, такие наряды, такие характеры… В наших чашах плещется густое, терпкое, вяжущее рот армянское вино. Такова и наша вода… Она черного цвета, но это глубокая вода. Именно она утоляет жажду. Найди в ее темноте нежное мерцание жемчужины, Джан…